Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 


ИЗЯЩНЫЙ МЯГКИЙ ТОЛЧОК

"Будем твердыми в стремлении к цели и мягкими в методах ее достижения."

Аквавива

Здесь читатель может вполне обоснованно спросить: "А как же самооборона у американцев? Есть ли у нас какие-нибудь виды?" Не много.

Одна из причин этого то, что Америка дала миру так много прекрасных боксеров. Это звучит, наверное, парадоксально. Читатель может спросить: "А разве бокс - это не самооборона?"

Да, но, и это большое "но", это ограниченная самооборона. В нем слишком много ограничений.

Я могу прекрасно проиллюстрировать это. Несколько лет назад я разговаривал с бывшим чемпионом мира в среднем весе. Он был очень силен на ринге, знал к тому же, что вне ринга нужно применять другую тактику. В Голливуде, окончив свою спортивную карьеру, он стал трюкачом (дублером). Как и Демпси, его многие пытались вызвать на драку. Один из них все время так и ходил вслед за чемпионом. Он выглядел вполне по-уличному - здоровый детина с грубой физиономией. Боксер пытался избегать его. Но однажды тот уж очень к нему пристал, и они вышли. И что, делал ли боксер правильные последовательности и боксерские удары? Вот как он об этом рассказывает:

"Мы сошлись. Я нанес удар слева, но он его отбил правой рукой. Я нанес ему удар справа, но он отбил его левой рукой. Потом я ударил его в пах. Конец боя."

Бокс настолько популярен в Америке, что все стараются соблюдать правила даже в уличных схватках. Вы знаете, что я имею ввиду - пах не для того, чтобы туда бить, ноги - только для того, чтобы на них стоять, запрещены удары ниже пояса, удары локтями и т д.

Но ведь в настоящей драке этих правил нет - там кто кого. С этим фактом нужно смириться. Благотворительность нужно оставить дома, когда выходишь на улицу.

Конечно, есть много американцев, которые считают себя специалистами в искусстве драться с человеком, вооруженным ножом или пистолетом, но настоящие мастера редки. Самое лучшее, что можно изучить в Америке, это дзю-до.

Сейчас в Америке - всеобщее увлечение каратэ. Завтра это будет айкидо. На сцену выходят разные шарлатаны, как это было десятилетие назад с дзю­до. Только в дзю-до легко было показать их истинную цену, а в каратэ они могут провести два года в Японии и заработать "черный пояс" потому, что в каратэ не происходит настоящих соревнований. Я люблю говорить моим японским друзьям, что китайцы и индийцы проводят реальные бои в своих аналогичных видах и без особых травм. Почему бы и каратистам не делать так? Еще один момент - в каратэ нет жестоких стандартов класса; есть много школ, секций и просто отдельных учителей. Лучший совет, который я могу дать читателю, который хочет заниматься каратэ, попросите квалифицированного тренера по дзю-до, чтобы он вам порекомендовал учителя по каратэ. Они обычно хорошо это знают. Никогда, повторяю, никогда не верьте тому разряду, который учитель себе приписывает (если этот разряд выше второго дана, то почти наверняка он его сам себе присвоил). Лучше спросите его, сколько времени он учился на Дальнем Востоке под руководством местных учителей. Если меньше, чем пять лет, можете быть уверены, что в каратэ он не много стоит.

Однако, есть мастера, которые бросают вызов классификации как системе. Некоторые из них живут в США. Однако, Билла Силли я встретил в Пеории, штат Иллинойс в 1954 году. Читатели с пуританскими взглядами будут рады узнать, что встретил я его не в питейном заведении, а в библиотеке.

В этом городке жила моя тетушка, и я, выполняя семейную обязанность, приехал ее навестить. Чтобы провести время с какой-то пользой, я читал тибетскую переводную литературу, чтобы отыскать какую-нибудь местную систему самообороны. Кое-что я нашел, но самую интересную книгу взял какой-то щуплый парень в очках, который, казалось, не только жил в библиотеке, но и родился среди книжных полок. Я решил, что он занимается религиозными поисками и, изучив йогу, теперь углубился в ламмаизм.

Я пытался быть терпеливым и ждал. В конце концов, когда уже оставалось мало времени, я подошел к нему и попросил одолжить на день эту книгу. Он сразу согласился. Но после всех ожиданий я был разочарован. Кроме упоминания об ударе в подбородок, в книге не было ничего для меня интересного. Я вернул ему книгу, заметив при этом, что, мол, он может возвращаться к своему буддизму.

"А я вовсе не интересуюсь буддизмом", - ответил он. Я спросил для чего же он тогда читает эту книгу.

"В ней есть очень интересный материал по борьбе" - ответил он. Я чуть не упал.

"Но я искал в этой книге именно это, но ничего не нашел."

Улыбаясь, он сказал: "Вы напоминаете того, кто знает мелодию, но не умеет петь. Это есть там, но или ваши глаза не увидели, или мозг не воспринял."

Не так просто было перенести это, но я перенес. Я прямо спросил его, где же были места в книге. И он показал мне упоминания об ударе в подбородок.

"Но здесь почти ничего не сказано, и, кажется, это просто самый обычный удар, слишком обычный, чтобы исходить из таинственного Тибете".

"Вот, - сказал он, кладя передо мной том и указывая, - читайте это".

Вот что я прочел: "Драться с другими - не правильно, но проиграть принципиальную драку с другим - это еще хуже. Драться хорошо, это так же естественно, как хорошо учиться или правильно ходить. Обучаясь искусству борьбы, вы обучаетесь тому, как избегать борьбы. С технической точки зрения большая часть борьбы - это сложные серии движений и противодвижений. Однако, правильное ведение боя намного проще. Энергия зарождается в животе и передается через быстрые руки центрально на подбородок противника, где удар вызывает реакцию в черепе противника. В этом и заключается то знание, которым должен овладеть обучающийся."

Это было все. Ничего больше не было, не удивительно ли, что я был разочарован?

Билл увидел, что я разочарован и предложил мне поговорить где-нибудь на свежем воздухе. Тут же он представился в той непринужденной манере, в которой мы, американцы, так хороши.

Мы пошли в небольшое кафе через два квартала. Кушая бутерброды с ветчиной и попивая пиво, он начал свой рассказ.

"Я читал этот том много раз. Каждый раз я надеялся на то, что найду какой-то намек или ключ, которые бы добавили что-то к тому, что я уже извлек из него. Но я боюсь, что этот абзац, который вы видели, содержит все, что сказано о школе этого неизвестного тибетского мастера; я больше ничего не нашел.

"Это не значит, что я разочарован, совсем нет. Потому что в этом отрывке заключено очень много. Да, он краток, но то, что в нем говорится и то, что из этого следует, образуют систему самозащиты, которой нет равных. Подразумеваемое - это главное, таков принцип тибетской литературы. Это нужно помнить. Одно слово может стоить сотни слов в американском тексте."

Он взял лист бумаги и положил его на стол. На нем был отпечатан этот отрывок.

"Я знаю, что вы будете разочарованы им. Я тоже в свое время был разочарован, пока не начал анализировать его. Хотите послушать, как я его понимаю сейчас?"

Я сказал, что конечно хочу.

"Хорошо. В первом предложении имеется моральная заповедь против драки. В этом ничего необычного нет. Но дальнейшие слова "...но проиграть принципиальную драку с другим - это еще хуже..." Это означает, что поражение является неприемлемым и предполагает, что метод для избежания поражения должен быть чрезвычайно эффективным. Далее автор сравнивает борьбу с учебой и ходьбой. Это означает, что борьба требует прилежания и старания, но, как и ходьба, она должна быть естественной.

Далее послушайте: "С технической точки зрения большая часть борьбы - это сложные серии движений и противодвижений. Однако, правильное ведение боя намного проще." Здесь он говорит нам, что не нужно изучать то большое обилие наступательных и оборонительных приемов, которые используются в большинстве систем.

И вот автор подходит к самой сути дела. Он говорит, что энергия зарождается в животе. Эту энергию, очевидно, нужно воспитать, накопить и передать. Я понимаю это так, что это можно сделать путем длительной практики глубокого дыхания, центрированного в области пупа. Вероятно, требуется также сопутствующая этому концентрация. Я ожидал и я убедился, что через определенное время эта внутренняя сила проявится безошибочным образом. Я тренировался в течение трех лет.

Автор продолжает, что сила должна передаваться "быстрыми руками". Этому тоже нужно обучаться тщательно и регулярно, но я заметил, что мои руки стали двигаться вдвое быстрее только от того, что я тренировался в дыхании. Когда я добавил упражнения по нанесению ударов, то вскоре мои руки стали двигаться еще быстрее. Я продолжаю тренироваться ежедневно и сейчас.

Вначале я пропустил момент, связанный со словом "центрально", но когда увидел, что мои удары не имеют ожидаемого эффекта, я еще раз изучил этот отрывок. Я провел эксперименты и нашел, что "центрально" обозначает именно это - центрально. Иными словами автор говорит, что удар должен наноситься из середины тела, а не со стороны и попадать в подбородок противника по фронтальной прямой линии. Сначала я думал, что ценность центрального удара заключается в более коротком пути. Но более возможно, что ваша сила встречается с его подбородком фронтально к нему.

Если наносить такие удары, как в боксе, то редко будет получаться нужное взаимное расположение кулака и подбородка. Просто потому, что боксер бьет с обеих сторон. Вот почему кулаки нужно разместить у середины вашего тела перед нанесением ударов. Тогда кулак будет двигаться прямо по линии вашего подбородка к его подбородку. Намного легче нокаутировать человека ударом в подбородок, чем ударом в челюсть. Так говорит эта книга и, как ни странно, западная литература по боксу подтверждает это. Наиболее известная работа Э. Джолда (1941 г.). Он установил, что нокаут - это не результат того, что удар по подбородку нанесен в нерв, остановки функций среднего уха или мозгового малокровия. Нокаут происходит из-за того, что нанесенный удар через затылочные кости передается на продолговатый мозг, в результате чего происходит его сотрясение, что и приводит к временной остановке функций центральной нервной системы.

Удар, описываемый тибетцем, скорее лаже толчок, обеспечивает наиболее острое воздействие на продолговатый мозг, если он нанесен точно прямо перпендикулярно подбородку. Если он отклоняется от центра, даже немного, воздействие на продолговатый мозг ослабляется, и потеря сознания не наступает.

Это теория. Теперь, что можно сказать о практике. Позвольте мне сказать со всей скромностью, что этот метод действует. Вы можете видеть, что строение моего тела приспособлено разве что для бадминтона. И все же я несколько раз применял этот удар - толчок и всегда с внезапным успехом. Противников было найти не трудно. Будучи олицетворением худого, хилого школяра, мне нужно было только сидеть в пивной и ждать, пока кто - то не начнет задираться. Это - урок для них и тренировка для меня. Я продолжаю экспериментировать. Метод работает, и я удовлетворен."

Я спросил его, могу ли увидеть этот толчок.

" Мы может не найти субъекта - в Пеории меня все знают ".

Дураки лезут вперед. Я согласился испытать его на себе. Он колебался, и мои сомнения возрастали. Но, наконец, он согласился и назначил время на следующий вечер. Мы должны были встретиться в том кафе (" Синяя птица ") в 8.30. Он позволил мне расплатиться и ушел.

На следующий вечер в назначенное время я сидел в " Синей птице " и ожидал. Время шло.

Бывает, что человек настроиться на что - то, но чувствует, что этого не будет. Так было и на этот раз. Билл Сил ли не пришел - ни в этот вечер, ни в следующий. Я никогда его больше уже не видел.

В мой последний вечер в Пеории я в последний раз зашел в " Синюю птицу ". Я спросил бармена, не видел ли он Билла. Как и в предыдущие разы он сказал , что нет.

Это был мой последний шанс, и я спросил, не знает ли он ( его звали Чарли ), где Билл живет . И не знает ли он, где Билл работает. Он не знал, но сказал несколько слов, благодаря которым я все же поверил Биллу и написал эту главу.

" Извините , мистер , - сказал Чарли . - Я немного знаю о нём . Знаю только, что он совсем не таков, каким выглядит. С виду он хилый, но на самом деле здорово дерется."

Меня это заинтересовало и я облёк в подходящие слова свое удивление и недоверие. Кафе было тогда пустым, я был один у стойки, поэтому рассказ Чарли почти не перебивали.

" Билл приходил сюда некоторое время. Он нам нравился, хотя и был очень тихим. Тихим был пока не свелся с этими Ридллами. Думаю, в каждом городе есть свои Риддлы - два брата, которые превращают жизнь в ад для приличных людей. Эти двое были здоровыми, как быки. Вместе они весили добрых четверть тонны. Они делали что хотели, и даже полиция их боялась.

Так вот, примерно шесть месяцев назад вваливаются они как-то вечером сюда. Билл им приглянулся, как хорошая цель. Джед - второй был Том - схватил Билла и поднял его прямо со стула. Вдруг я увидел, как Джед наклонился вперед. Я не увидел никакого удара, но Джед уже падал вниз, лицом на пол.

Теперь на Билла пошёл Том. В этот раз я увидел удар, хотя в тот момент я вызывал по телефону полицию. Да, я видел. Когда Том схватил его, Билл ударил его прямо в подбородок. Странно, но он даже не размахнулся как следует - просто изящный мягкий толчок. Но очень быстрый. Как бы то ни было, Том рухнул сверху Джеда. Когда через пять минут прибыло шестеро полицейских, оба еще лежали без сознания.

Больше Риддлы сюда не приходили. Но я слыщал не раз о победах Билла. Я не знаю, как он одерживал их - может быть тем же изящным мягким толчком?!"

Джон Ф. Гилби "Секреты боевых искусств мира"

30.03.2009г


Понравилась статья? Поделись ей с друзьями!

В начало страницы




Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Если Вы хотите сотрудничать с нами, пишите на info@tracksport.ru