Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 


СУСИ ИЛИ СУШИ? (Часть 2)

Произношение и транслитерация

Расставим же точки над i.

К сфере произношения относятся вопросы, связанные с ведением разговора на иностранном языке.

К сфере транслитерации относится написание иностранных слов средствами родного языка, и, вытекающее из этого написания, произнесение таких слов в разговоре на родном языке .

Интересно то, что даже не всякий дипломированный филолог осознает принципиальную разницу этих двух вещей. Таков, к примеру, мой друг Коваленин. Употребляя японское название в разговоре по-русски, он неизменно пытается изобразить оригинальный японский согласный - между русскими [ с' ] и [ щ ]. Ту же картину я не раз наблюдал, общаясь с другими японистами. И всякий раз поражался тому, что сия фонетическая аккуратность затрагивает только те звуки, в написании которых мы расходимся с американцами. И больше никаких.

Например, произнося в разговоре со мной слово "Ёсивара", мой друг Коваленин произнесет [ с' ] вполне по-японски - а [ в ] и [ р ] совершенно по-русски. Получившийся гибрид уже нельзя будет отнести ни к одной из двух фонетических систем. Потому как японский [ р ] - это среднее между нашими [ р ] и [ л ], да еще и с примесью [ д ]. А японский [ в ] - звук губно-губный, близкий к английскому [ w ]. Тем не менее, самобытность этих звуков оказывается проигнорированной. Спрашивается: почему?

Нижеследующая мысль кажется мне вполне банальной, но тем не менее достойной помещения в рамочку:

В любой конкретный момент времени мы говорим на одном языке. Говоря по-русски, мы пользуемся русской фонетической системой. Говоря по-японски - японской . Говоря по-английски - английской . Любые комбинации в пределах одного и того же слова - сущая несуразица и издевательство над языком.

Иными словами: если вы подходите к вопросу основательно и заявляете, что неправильно говорить "ШИ" или "СИ", а надо говорить так, как говорят японцы, то вам придется быть последовательным и распространить ваш подход на все японские звуки, не совпадающие с русскими. А именно:

•  на уже упомянутые [ р ] и [ в ]

•  на гласный [ у ] (среднее между русскими [ у ] и [ ы ])

•  на конечнослоговый сонорный [ н ]

•  на срединный [ г ], тоже сонорный

•  на разницу между краткими и долгими слогами

•  на сочетание [ эй ], произносящееся как долгий [ э ] ( "сэнсээ" , а не " сэнсэй" )

•  на редукцию [ у ] и [ и ] после глухих согласных

•  на отсутствие силового ударения.

Только с учетом всех этих нюансов японские слова в вашем исполнении будут звучать по-японски.

Если же вы намерены проявлять последовательность и далее, то вам придется любое иностранное название произносить с соблюдением норм соответствующей фонетики - картавить по-немецки, придыхать по-английски и петь по-китайски. Правда, сомнительно, чтобы где-нибудь в мире нашелся человек, всерьез придерживающийся таких радикальных и со всей очевидностью бессмысленных правил. Такого человека просто не понимали бы.

Получается, что нашу педантичность следует как-то ограничить. Как?

Вариант первый: забыть про другие языки, ограничившись японским. Но уж японское произношение отшлифовать - и всякое японское слово, проскакивающее в разговоре, произносить так, как его произносил бы японец. Такой подход был бы, по крайней мере, понятен - но крайне неудобен из-за необходимости караулить каждое японское слово и своевременно переключать произношение.

Вариант второй: произносить по-японски только те звуки, которые являются поводом для споров. Именно так поступает мой друг Коваленин и многие другие уважаемые мною люди - которых, увы, я понять не могу, ибо подобный подход является не чем иным, как сущей несуразицей (об этом мысль в рамочке, помещенная выше).

Вариант третий: его придерживаюсь я и рекомендую всем как наиболее естественный и простой. Ведя русский разговор, используйте русскую фонетику! Не надо пытаться инкорпорировать в нее звуки, которых в ней не было и нет. Все японские слова - будь то имена, заимствования или макаронизмы - прекрасно записываются русскими буквами, и, будучи произнесены в русской фонетике, звучат вполне адекватно.

А вот говоря по-японски , будьте любезны чужую фонетику уважить. Здесь уже не пойдет ни "СИ", ни "ШИ". Даже "ЩИ", на которое многие уповали, здесь не пойдет. Освойте оригинальное произношение - и почвы для споров не будет.

НО:

Если вам все-таки лень вникать в фонетические тонкости и напрягать мышцы языка, если вы не собираетесь звучать красиво, а просто хотите быть понятым и спрашиваете, какое из двух или трех приближений предпочтительнее - то я вам отвечу без колебаний:

"СИ"

В глазах гордых русских физиков вы будете посольским кэгэбэшником, не уважающим мировое сообщество - но зато японцы вас поймут.

Откуда взялось SHI (исторический очерк)

Как известно, первыми европейцами, попавшими в Японию, были португальцы. Дело было в 1542 году. Последующие сорок лет они монопольно торговали и миссионерствовали в Японии с санкции римского папы. Именно португальские иезуиты были первыми, кто записал японские слова латинскими буквами. Для них это был единственный путь издать христианские тексты на японском языке, так как печатный станок, завезенный ими на Кюсю, не умел печатать иероглифы.

Естественно, португальский способ записи основывался на нормах португальской письменности. Самые первые ромадзи выглядят сегодня странновато: " qi ", " cu ", " ye ", " zzu ". А наш с вами любимый слог писался и вовсе дико:

" xi "

Хотя, справедливости ради, следует заметить, что именно такое написание, через "икс", укоренилось в западных транскрипциях китайских слов. Имя "Дэн Сяопин" пишется сегодня по-английски как "Deng Xiaoping".

В XVII веке португальцев вытеснили голландцы. На протяжении всего периода Эдо они были единственными иностранцами, которым сёгунат позволял вести торговлю с Японией. Голландская фактория на островке Дэдзима в гавани Нагасаки служила единственным каналом культурного обмена наглухо закрытой страны с внешним миром. Как ни узок был этот канал, все же что-то делалось - например, составлялись словари. Для них голландцы разработали свою систему романизации, отталкиваясь уже от голландских правил. Здесь тоже хватало чудес: " я " писалось как " ja ", " ха " как " fa ", " у " как " oe ". Но зато наш старый знакомый писался вот как:

" si "

В середине XIX века страну открыли. Гайдзины хлынули в нее широким потоком и принялись изображать японские слова каждый на свой лад. Немцы писали " schi ", французы писали " chi " - имея в виду все то же. Но тут сказать свое веское слово пришел дядя Сэм.

Американский миссионер Джеймс Куртис Хэпберн предложил новую систему романизации. В ее основе лежала следующая интересная идея: при отображении согласных звуков отталкиваться от английской фонетики, а при отображении гласных - от итальянской либо немецкой. То, что получилось, известно сегодня под названием "хэпберновского стандарта" . Именно с легкой руки Хэпберна злополучный слог стал писаться как

" shi "

"А хорошо ли это?" - задумались японцы задним числом. И решили выяснить. По заказу правительства вопрос был всесторонне изучен. Хэпберновскую систему признали неоптимальной - из-за ее перекоса в сторону английского. Родился альтернативный стандарт, базировавшийся на родном, хираганном написании. Он получил название "кунрэй" ("предписание, директива"). В этом стандарте "си" пишется так, как его когда-то писали голландцы:

" si "

"Кунрэй" получил статус государственного стандарта и потихоньку начал вытеснять хэпберновскую систему. Его приняли на флоте, в армии, в правительственных учреждениях, в школах. Дольше других сопротивлялось Министерство Путей Сообщения - оно сдалось лишь в 1938 году, заменив вывески на всех станциях. Последним бастионом хэпберновской латиницы внутри Японии оставались школы английского языка - но и на них велось наступление.

Потом было поражение в войне и американская оккупация. Образовательная Миссия США в Японии развернула агитацию за всеобщий переход к латинице. По смелой мысли заокеанских реформаторов, это должно было облегчить процессы демократизации. Искоренить иероглифы, естественно, не удалось, но хэпберновская система взяла реванш за довоенные гонения - распоряжение оккупационного штаба от 3 сентября 1945 года объявило ее единственно правильным стандартом. Железнодорожные вывески снова пришлось менять.

Окончательно "кунрэй" все же не добили, но прежних позиций ему уже было не отвоевать. Споры между приверженцами двух систем не умолкают по сей день. Адепты хэпберновского стандарта говорят о доминировании английского языка в современном мире и необходимости под эти реалии подстраиваться. Защищающие "кунрэй" напоминают о законных интересах носителей других языков - в том числе и японского, потребностям которого "кунрэй" соответствует лучше по определению. Попытки найти компромисс неизменно проваливались.

Сегодня "кунрэй" используют в японском парламенте, отдельных правительственных учреждениях, некоторых словарях и учебниках. В остальных сферах господствует хэпберновская латиница. За пределами Японии встречается почти исключительно она. Ее приняли даже в португальском и голландском языках, несмотря на существовавшие ранее традиции и несоответствие произносительным нормам. Столь сильным было стремление во всем унифицироваться с Америкой.

Русскую японистику на первых порах уберегла кириллица. Сегодня не спасает и она. Незнакомые с японским языком люди бездумно переносят в нее английские написания, рождая монстров вроде "суши". С этим испорченным телефоном следует последовательно бороться, чем мы и занимаемся.

Вадим Смоленский

Источник http://www.susi.ru/SusiOrSushi.html


Понравилась статья? Поделись ей с друзьями!

В начало страницы




Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Если Вы хотите сотрудничать с нами, пишите на info@tracksport.ru